Архив

Tag Archives: цитита

Пусть и с большим опозданием, но  из принципа последовательности выкладываю обзор книжек за 2016 год.

 

b49d5424d61b4b8e5dda1f11499edf51


1. Степан Писахов. Я весь отдался северу
«Побывавшие в Арктике уподобляются компасной стрелке – всегда поворачиваются на Север»
Начал читать с интересом, потому что сам люблю Север, но несколько разочаровался. Сам сборник неровный какой-то. И тревожный.

2. Антон Макаренко. Книга для родителей
Не дочитал.
Мне крайне симпатичен стиль письма Макаренко — искренность и самоирония.
Повод для написания книги :: «Родители поступают так, как поступают все бракоделы: плоды сдаются обществу как готовая продукция…»
Основной конфликт  :: «отсутствие времени — наиболее распостраненная отговорка родителей-неудачников.»
Учительские дети ::«самые ученые педагоги хотя и хорошо знают, что от чего происходит, но в воспитании собственных детей стараются больше полагаться на здравый смысл и житейскую мудрость»
Об обществе потребления/накопления ::«Инстинкт накопления в старом обществе был постоянно действующим регулятором потребления. Накопительская жадность достигала иногда таких степеней, что уже сама себя отрицала. Загребистые руки делались такими длинными, что теряли способность обслуживать собственную глотку, а были годны только для грабежа.»
Наблюдательный ::«Он опять ринулся в мягкую постель, но плакал теперь как-то одной стороной, а другой слушал, о чем мы говорили с матерью.»
Важная мысль :: «И каким бы хорошим человеком ни была мать, простое соседство с нею ничего не могло дать положительного. Скорее, наоборот: нет опаснее пассивного соседства хорошего человека, ибо это — наилучшая среда для развития эгоизма»
Смешное рассуждение бухгалтера об уменьшении риска при каждом новом ребенке, что может вызвать появление описанной семьи с 13 детьми. 100%, 50%,  33%, 25%, 20% ну и так далее. «Математика обязывает»

3. Кэтрин Кроуфорд. Почему французские дети не капризничают
Книжка забавная и довольно воодушевляющая.
Опыт трансформации отношений родителей и детей на более комфортный для родителей — тема куда как актуальная.
Текст правда написан дамой для дам, поэтому фрагментами было скучно. Плюс несмотря на «юмор» все-таки проявляется некоторая одержимость автора своей идеей французистости. Ну с другой стороны автор — тоже человек, что он неоднократно и подчеркивает.
Главное — ребенок должен знать — что он в семье не главный. Мы как-то и сами вроде до этого допетрили.
4 простых совета, которые помогут избежать истерики:
1. Сформулировать основные правила и всегда выполнять их.
2. Спокойно реагировать на плач ребенка.
3. Научить ребенка ждать.
4. Научить ребенка уважать ваши потребности.
Практика ожидания :: «Ожидание оказалось настолько эффективным в деле борьбы с истериками, что порой я заставляю моих детей ждать лишь для тренировки”
Про отношения :: «Еще труднее сыграть строгого критика, если ты уже стал для своих детей приятелем”
Идея : как делать замечания тем кто бросает мусор: «Извините, вы что-то уронили. Я могу поднять, если вы этого не сделаете». Я сам изредка так делаю
Краткий вывод:  Драть как сидоровых коз и кормить круассанами!

4. Эдуард Овечкин. Акулы из стали
Можете надо мной смеяться стоя, но для меня все это звучит как песня: ))
«Выполняя боевую задачу, вполне можно дать маху или даже вовсе обосраться, но выглядеть, при этом нужно как гусару на балу. Это — закон военно-морского флота.»
«Ты, Серёга, хули припёрся, я ж тебя спать отправил?
— Не могу, тащ контр-адмирал! Засыпаю от усталости, просыпаюсь от ответственности!!»
«Я вообще человек не конфликтный и всегда предпочитаю послать человека на хуй, а не заниматься с ним моральным противостоянием, так как считаю, что людей на земле много, а я-то один.»
«Выводы психологов Советского Союза о том, что если подводников не ебать круглосуточно в подводной лодке, создавая им искусственные трудности, которые они так любят преодолевать, то они становятся нежными и сходят с ума от безделия.»
«На флоте нет такого доклада, на которые не положен ответ его получившего, а если ответить нечего, ну например, «Солнце садится» или «Наблюдаю стаю дельфинов по правому борту», то начальник и отвечает это самое «Не препятствуй»
«Подводников в восемнадцатой дивизии охраняли специально обученные люди, морские пехотинцы, потому, как подводник он же только в море грозный витязь, а на берегу способен только нюхать ромашки, пялиться на баб и, через эти обстоятельства, абсолютно беззащитен.»
«Вы на проверку корабля должны идти, как богомол на спаривание! Умереть должны быть готовы на проверке, но долг свой выполнить!»
Книга появилась не так давно в виде бумажного издания, с чем искренне поздравляю Эдуарда.
В общем, отдушина для романитиков с крепкими нервами.
Удивительно — как военные выдержали развал Союза, армии и флота, когда ремонтировать сверхсовременные гигантские подлодки, с ракетами, способными испепелить полконтинента, приходилось чуть ли не на свой счет.

5. Покровский «Расстрелять»
Самый смешной рассказ — «Буй”. Еще «Лев пукнул» — я чуть не помер со смеху, сидя на проходной АЭС и читая эти рассказы. Не ешьте, не ешьте много свежего белого хлеба.
Цитаты:
«Давно замечено, что самые мужественные люди – это те, кто ни черта не знает»
«Мозг у него, как и у всех наших замов, появлялся только втягиванием через нос, да и то только в пасмурные дни»
А в целом чересчер мрачно и совсем без любви к людям,  в отличии от светлого ощущения, что идет через всю книгу «Акулы из стали”

5. Альберт Аксельрод. Оживление без сенсаций.
Книга реаниматолога о реанимации. Пока читал — сам чуть несколько раз не окочурился. А они — железные люди.
Интересная классификация врачей на “романтиков”, “теоретиков” и “лекарей». Про это есть отдельная заметка. https://ndtpm.wordpress.com/2016/12/24/akselrod/

6. Боб Вудворт. Признания шефа разведки.
И эти люди запрещают нам ковыряться в носу.
Очевидно стерилизованное прикосновение к тайным операциям ЦРУ в 1981-1987 годах.
Интересно, что все это происходит в свете Уотгергейтского скандала и за деятельностью спецслужб наблюдает не только Конгресс, но и вездесущие журналисты. Собственно, автор книги и был одним из тех кто «свалил Никсона». Забавно, что на сколько-то но это работает — журналисты имеют возможность жучить спецслужбы.
Любопытно понять, как можно совместить деятельность юриста, бизнесмена, политика и руководителя спецслужб. Для США это — запросто. При этом руководитель тайный операций ЦРУ мог быть обвинен в биржевых манипуляциях. В СССР было как-то по-другому, видимо.
В книге с поразительным занудством излагается хронология действия Джона Кейси на посту директора ЦРУ, сложности с финансированием сандинистов и поставками вооружения в Иран через Израиль, минирование Никарагуанских портов, в результате чего подорвался советский корабль.
«Как и при других успешных разведывательных операциях, все строилось на ошибках другой стороны. Русские считали, что подводные кабели прослушивать невозможно, и поэтому использовался сравнительно несложный шифровальный код, а иногда обходились и без него.»
«В своей записке с грифом «Только для ДЦР» Тэрнер написал: «Необходимо больше заниматься разведкой против союзников и друзей».»
«Операция против Альенде была продиктована исключительно интересами бизнеса: Кендалл и другие фирмы США не желали видеть марксистского лидера в Чили»
Мнение об СССР в 1980-х : «…продолжающееся самоокапывание советского руководства. Россия становится классовым обществом. Около трех тысяч семей образовали элиту, и они хотят оставаться элитой.»
Секретная оценка :: «27 мая, на оснований выводов специалистов ЦРУ и заключения Гордона, была составлена секретная оценка, направленная в Белый дом и ряд ведомств, в которой содержался вывод о том, что Советский Союз не имеет никакого отношения, в том числе и скрытого, к международному терроризму.»
О войне за независимость США :: «… Кейси часто задавал себе главный вопрос: как и почему выиграли американцы эту войну? Как мог этот разношерстный сброд, который нельзя назвать армией, победить могущественную мировую державу — Англию? Его вывод заключался в следующем: победа революционеров объясняется тем, что они вели войну без правил, партизанскую войну»   -вот и с Донбассом тоже так будет
 «Один из бывших секретных сотрудников ЦРУ, ставший автором шпионских детективов, как-то написал, что это ведомство имело в своих рядах наиболее блестящих специалистов, когда-либо объединявшихся в одной организации, людей, которые отлично знали любую страну мира, за исключением их собственной.»
Блядская нефть :: «В результате проведенной ЦРУ операции был поврежден нефтепровод, проходивший по территории Никарагуа, а группа компаний из «Эксон корпорейшн» поставила Никарагуа в известность о том, что они не могут предоставить ей танкеры для транспортировки нефти.»
Кто бы сомневался :: «…ни одно правительственное учреждение США не обладало таким опытом в оказании тайной поддержки зарубежным лидерам, как ЦРУ.», «Резидентам ЦРУ были даже выданы состоявшие из нескольких листов пластиковые карточки, на которых были перечислены услуги, которые ЦРУ готово предоставить главам дружественных государств для укрепления безопасности их режимов»
Долго же продержался Каддафи. Это 1983 год :: «Операция направлена не против режима, а против отдельного человека. Трудно или почти невозможно представить себе, что, приведя все в движение, потом можно было бы попросить эмигрантов: «Не убивайте Каддафи»…. «Споркин … написал юридическое заключение о том, что упреждающая акция в такой же степени не является убийством, как и действия полицейского, первым стреляющего в целящегося в него человека”
При выполнении операции по бомбардировке “дачи” Каддафи погибла его дочь.
О Рейгане :: «Кейси поражала пассивность президента, безразличное отношение к своей работе и в целом к жизни. Он никогда не созывал совещаний и не определял повесток дня»

7. Филипп Дик. Человек в высоком замке
Признаться после фильма показалось бледновато. Кроме того, в книге совсем не описана жизнь восточного побережья, которое на мой взгляд удачно удалось показать в фильме. Герои в фильме более выпуклые, разнообразные.
Тему с И-цзин я в целом не понял ни в фильме ни в книге. Не хватает воображения, что ли?
«Самая напряженная борьба идет в умах и душах. Что-то вроде кристаллизации: раствор насыщен, и достаточно малейшего изменения одного из физико-химических параметров, чтобы началось выпадение осадка”
«А впрочем, зачем нацистам телевидение, если у них нет чувства юмора? К тому же они погубили почти всех выдающихся комиков. Потому что почти все комики были евреями»
«Дилемма современного человека: тело мобилизовано, но опасность неясна»

8. Алексей Игнатьев. 50 лет в строю
Очень интересно почитать о жизни военной аристократии-кавалерии, о честности военного агента в Париже, но в конце книжки автора, который был сначала царским, а затем советским генералом, явно кто-то держал за яйца!!
При этом с подачи Игнатьева был создан в 1943 г. Кадетский корпус в Москве. В том же году инициировал возвращение погон в действующую армию.
О франзцузах:«Обойти, надуть свое собственное правительство — это величайшее для французского обывателя искусство и заслуга»
«Мы оба с вами любим французов, но знаем также их склонность к зазнайству. Если вы провели день не осадив хорошенько какого-нибудь француза, то должны считать свой день потерянным»
О французском агенте в русской армии :«Буссе был настолько симпатичен, что на этом впоследствии и сломал свою служебную карьеру — его у нас попросту споили.»
Николая II нисколько не уважал.
Об отречении:«Он нарушил клятву, данную в моем присутствии под древними сводами Успенского собора при короновании»
«Недаром грубоватый Александр III сказал как-то моему отцу, представляя ему Николая II, тогда еще подростка: «Смотрите, Алексей Павлович, как породу испортила!» — намекая на свою жену, датчанку Марию Федоровну.»
Об управлении:«Держи вожжи тройки, которая тебя понесла, столько, сколько можешь. Никогда не перебирай вожжей. Лошади почувствуют твою слабость, и другой кучер, быть может, много слабее тебя, лучше с ними справится» — вот на каком примере мой отец объяснял мне один из главных принципов управления людьми»
О выступлениях:«Речь — это не доклад; доклад требует строгой продуманности, основанной на документации и логике, тогда как речь призвана пробуждать мысли и доходить до сердца»
Военная дипломатия:«Бывают государства, которые выгодно не иметь союзниками, а использовать их нейтралитет для получения от них сырья и промышленной продукции. Италия представлялась мне как раз такой страной: на химических заводах Милана мне удалось разместить крупный заказ на порох, а заводы «Фиат» могли оказать нам впоследствии крупную поддержку в автомобилях и самолетах.»
О попытке внедрить в русской армии каски:»Николай II, которому были демонстрированы высланные мною образцы, нашел, что каска лишает русского солдата воинственного вида»
Дух времени:«Авиационная техника развивалась такими быстрыми темпами, что самолеты за время пути от Парижа до русского фронта уже оказывались устаревшими, и германские аппараты неизменно превосходили их в скорости»
Об англичанах: «как англичане вообще не имеют обыкновения задавать вопросы при встречах»
О коммуникациях:«Одним из основных признаков культуры являются аккуратные ответы на письма. Иностранцы это особенно ценили, и потому для ускорения и упрощения работы ответы были у меня заранее выработаны, напечатаны и даже занумерованы на все случаи жизни.»
О коммерческих директорах:»Дома меня уже ждал коммерческий директор Шнейдера, безупречно вежливый Дэвис, хитрая лиса, ни в технике, ни в финансах не смыслящая, но настойчивая до упрямства и терпеливая до унизительности. Эти качества являются отличительными и для коммерческих директоров, и для посредников, и для комиссионеров.»
О подготовке к войне:«во главе самого ответственного секретного дела — разведки — оказались офицеры с такими нерусскими именами, как Монкевиц, по отчеству Августович, и Энкель, по имени Оскар? Каким образом в эти последние, решительные дни и часы почти все русские военные агенты находились везде где угодно, только не на своих постах? «
О нетворкинге: «…находил практичнее занимать самую дешевую комнатушку в первоклассном отеле, чем за ту же цену хорошую, но во второклассном»
О бюджетах:«Бюджет — это душа всякого дела.»
Клемансо:«— Войдите в мое положение,— говорил он,— мне приходится считаться с двумя людьми, из которых один все знает и ничего не понимает, а другой ничего не знает, но зато все понимает! (Под первым он разумел Пуанкаре, под вторым — Бриана”

9. Монах Салафаил Филипьев. Тайна афонской пустыни
«Сначала ребенок учится говорить, потом исихаст — молчать.”
Суровая практика. Всюду пропасть искушения.
Отсечение помыслов необходимо для пустынников. Потому что в отшельничестве слишком мало новостей и информации, и любой повод, помысел, страхование разрастаются до гигантских размеров.
В то же время говорение с самим собой в пустыне — бесовское искушение, а “под музыку и песни — нет молитвы.”
Умное делание состоит в том числе и в том, чтобы не давать ходу помыслам о другом человеке, так как судить о другом — это значит предавать себя бесовским мечтаниям, ибо знать — каков человек, мы никогда не можем.
Когда я побывал на Афоне, то не имел возможности, да и готовности, углубиться в аскетические практики. Но, прямо скажем здесь земля помогает. Мало того что намоленная она, так и тысячелетние отсутствие женщин как-то помогает созданию покойной и несуетной обстановки.

10. Острова Утопии. Монография.
Прочитал только пару глав, в том числе : «Математические школы в СССР: генезис институции и типология утопий»
История полная драматизма, интересно, что предпосылки к созданию таких школ были еще в начале 20 века, потом к ним вернулись в годы «оттепели». Существовало мнение о том что «любое разделение детей на более или менее способных аморально, вредно для общества» . С другой стороны «В качестве одного из признаков талантливого ребенка Кащенко выделяет стихийный нонконформизм, из-за которого такие дети часто в школе учатся хуже других, так как воспринимают правила обучения как навязанные и скучные, — потому-то таких детей и нужно учить иначе, собирая в специальные классы»
При этом «запуск в Советском Союзе первого искусственного спутника Земли в 1957 году вызвал в политических элитах и интеллектуальных кругах западных стран психологический шок, который в англоязычной историографии называется Sputnik crisis» — это по мнению авторов послужило началом «гонки вооружений» в плане математического образования. Что наши что западные коллеги стали подозревать противников в том, что математическая подготовка построена у них лучше.

11. Дмитрий Володихин. Ирина Левина.Петр и Феврония.
Не смог дочитать, по правде сказать.

12. Андрей Аставацуров. Десять опытов прочтения американской литературы
Филологические экзерсисы над Селинджером, Голдингом, Конрадом, Элиотом. Недостаток собственного образования не позволяет мне помнить, например, о символическом уровне прочтения текста, пока я его читаю, так что помощь профессионалов в данном вопросе бесценна.
Все авторы, которыми заинтересовался Аставацуров, исследуют человеческую природу и чаще всего приходят к разоблачению ее органической порочности.
Интересна параллель между столь уважаемым мною «Повелителем мух» и «Вакханками» Еврипида. Да, до этого я бы точно не додумался, «ведь это не тот текст, который мы регулярно перечитываем»
И задача что у Еврипида, что у мудреца Голдинга: «предостеречь человека от фатальной ошибки считать себя хозяином мира и своей судьбы”
Ибо формула Life is scientific… повторенная по многу раз как заклинание, в какой-то момент вызовет к управлению миром странные силы, а вместе с ними – колдунов и магов.
О признании хорошим поэтом своей неоригинальности:»Во всем этом заключен поразительный парадокс. Чем больше ты стремишься в искусстве отстоять свою оригинальность, чем более ты искренен – тем больше впадаешь в пошлость и в избитые штампы.»
«Литература замолкает там, где видит угрозу собственному существованию»
«Поэт и лирический герой – две разные истории. Песнь его, обращенная к женщине, вовсе не означает признания в любви. Женщина – всего лишь муза, случайный повод искусства, которое обращено к самому себе и занято собственными задачами.»
К “Сердцу тьмы”: «… путь колонизатора, миссионера, искателя приключений, писателя опасен и травматичен. Он лишает воли и уводит за грань человеческого.»

13. Юрий Вяземский.Эти сладкие весенние баккуроты
Автор может и умница, но, кажется, не очень хороший писатель. Роман — нагромождение однообразно украшенных диалогов круто замешанный на географии Иерусалима. В лучших традициях Эко, но все же не цепляет.
С евангельскими событиями и словами Христа автор обошелся очень вежливо и при вызывающе отчетливо прописанных образах апостолов совсем не позволил себе описать образ Христа.

14. Ричард Докинз. Эгоистичный ген.
Думаю — реалистичен ли путь к победе над болезнями и к продолжительной жизни, чтобы вот уже с завтрашнего дня разрешить размножаться только тем кто достиг N лет и относительно здоров при N начиная с 40 лет со стремлением к бесконечности. В тоталитарном обществе сие возможно.
Интересна 5 глава, где с точки зрения теории игр разбирается ограниченная агрессивность в природе.
Временами автора на мой взгляд заносит с повторениями и плетением словес. Там где хватило бы одной диаграммы он рассусоливает на три страницы.
В главе про мемы (да, это он придумал это словечко) Докинз смешно ругается на авторов компьютерных вирусов и прогнозирует появление технологий и профессий, связанной с антивирусами.
Интересен анализ конкурса по стратегиям в «итерированном парадоксе  заключенных». То что побеждают сообщества, придерживающиеся «добропорядочной» и «незлопамятной» стратегии. Интересно, что окопная стадия первой мировой привела к ситуации аналогичной парадоксу заключенного и немцы с англичанами устраивали локальные перемирия на линии фронта.
Разбор разницы между паразитизмом и мутуализмом. В последнем случае выживание генов мутуалов прямо пропорционально здоровью хозяина.
Одно непонятно, как теория эгоистичного гена объясняет тягу людей к саморазрушению.
Большое искушение приложить все эти идеи к социологии, да, полагаю, это давно уже сделано.

15. Наталья Лебина. Советская повседневность. Норма и аномалии. От военного коммунизма к большому стилю
Не дочитал. Все-таки столь уж захватывающее чтиво.

16. Андрей Аставацуров. Осень в кармане
Терапевтический эффект от филологических беляшей есть.
Как-то стало легче на душе, хотя автор слепил в ком все подряд. Но проскальзывает хорошо.
Примеры беляшей:
«Ресторанные столики, напоминающие увеличенные в размерах канцелярские кнопки, стоят почти вплотную друг к другу.”
«Я почувствовал, что дико хочу напиться. Причем до состояния животного или даже какого-нибудь ракообразного, а еще лучше – безмолвного минерала”
«Если Топоров считал человека говнюком, то так и говорил вслух, что этот человек говнюк, чтоб все кругом знали. Многим это, конечно, не нравилось, тем более что он часто ошибался, но ему было наплевать”

17. Сергей Довлатов. Компромисс
К поездке в Эстонию. Сопроводил это и просмотром фильмы “Конец прекрасной эпохи”.
Фильм на мой взгляд прекрасно стилизован под 60-е, беззлобен, близок к оригиналу.
Из того что мне нравится:
«Женщины любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано»
«Мне стало противно, и я ушел. Вернее, остался”
Вот выучу свою нейронную сеть шутить как Довлатов — горько и смачно, как перцем чили похрустеть.

18. Валентин Пикуль. Моонзунд
Прочитал в поездке на яхте по Финскому заливу. Тоже чтение книги воспоследовало просмотру отличного фильма.
О необходимости или не необходимости чтения сам Пикуль высказался так:
«Читатель! Если ты не щедр на радости жизни и тебя не волнует гневное кипение моря, если твоя хата с краю и остальное ничто уже тебя не касается, если ты никогда не совершал диких безумств в любви и тихо, никому глаз не мозоля, укрываешься в кооперативной квартирке от уплаты алиментов, если тебе, как ты не раз заявлял, «все уже надоело» и ты не ходишь в кино смотреть военные фильмы, если закаты отполыхали над твоим сердцем, сморщенным в скупости чувств, — тогда я заявляю тебе сразу:
— Оставь эту книгу! Можешь не читать ее дальше…
В самом деле, стоит ли тебе напрасно мучиться?
Возьми с полки справочник, раскрой его на букве «М», отыщи слово «Моонзунд», и там, из десяти скупых строчек, ты вкратце узнаешь все то, что поведано мною на последних страницах книги…»
История предательства неотделима от истории человеческого общества. И дальше уже судить во благо или нет было повернуто то или иное предательство будут потомки. А решение принимать надо уже сегодня. И всегда нужны будут прямые бесстрашные люди, встающие под красный флаг лишь бы не под белый флаг поражения — такие как Артеньев. И ошибаться будут, но историю делают они.
Чисто стилистически Пикуль как мне кажется отлично выбрал строй текста — краткие и грубоватые фразы. Так, видимо, следовало общаться в революционные годы.
Названия боевых кораблей “Ариадна”, “Новик”, “Слава”, “Самсон” и их флаги это бесконечная песнь мужеству
Ревель, Гельсингфорс, Любава — все это потеряно, империй больше нет. А мне вот как-то жалко.

19. Евгений Леонов. Письма к сыну
Недочитанная книжка осталась в самолете Мюнхен-Москва.
Равно как и мои заметки к ней.
Осталось ощущение большой обидчивости Леонова.

20. С. Фрай сотоварищи. Книга о заблуждениях
Жанр развенчания мифов — куда как плодотоворное поле для писаний. Но вообще не для души — скукота редкостная.
А, после такого пассажа: “Откуда родом Санта-Клаус? В зависимости от вашего возраста, ответов, скорее всего, будет три: с Северного полюса, из Лапландии и из «Кока-колы». Ни один из этих ответов не является правильным: Санта, как и святой Георгий, — турок”, по-правде сказать, это чтиво надо бросить.
Зря потраченное время.

21. Михаил Кликин. Идеальный враг
Тошнотворное и неубедительное чтиво.
Но сама идея интересна. Когда нам будут доказывать, что нас скоро захватят инопланетяне, я буду знать — где их искать. В правительстве СШП.

22. Ф.М.Достоевский. Братья Карамазовы
Не дочитал.  Достоевский берет читателя как тюбик с пастой и давит давит давит. Ни единого дерева или луча солнца кажется нет в этом мире. Только дома, разговоры и страсти.
Я так и не смог найти подходящего времени и места для чтения такой литературы.

23. Генри Миллер. Колосс Марусийский
При переходе к описанию путешествия по древним местам Греции поймал себя на той мысли, что Миллер и Павич видимо временами питались из одного источника поэтического вдохновения, а быть может и второй у первого.
Кульминация на Эпидавре где Миллер переходит к изложению своего кредо.
«Мир не настанет до тех пор, пока убийство не будет искоренено в сердце и в сознании. Убийство – вершина необъятной пирамиды, основание которой – человеческое «я». Пирамида должна будет пасть. От всего, за что человек сражается, должно будет отказаться, прежде чем он сможет начать жить как человек. До сих пор он был больным зверем, и даже его божественность смердит. Он хозяин множества миров, но в собственном мире он раб. Миром правит сердце, не мозг.»
«Путешествия совершаются в душе, и, как известно, самые опасные путешествия человек совершает, не покидая дома»
О природе и смерти: «Природа всегда готова восполнить урон, нанесенный смертью, но природа не может снабдить интеллектом, волей, воображением, чтобы мы одолели силы смерти.»
О Микенах:  «Историки и археологи соткали просвечивающую и непрочную пелену, чтобы укрыть волшебство. Они складывают разрозненные фрагменты, ища связь между ними в соответствии со своей бескрылой логикой. Никто еще не проник в тайну этих древних мест. Она не поддается немощному нашему интеллекту. Мы должны ожидать возвращения богов, возрождения способностей, ныне еще не разбуженных.»
Проективный текст:«Сатурн – живой символ всего мрачного, болезненного, бедственного, рокового. Его молочно-белый цвет неизбежно вызывает ассоциации с требухой, гноем, чувствительными органами, укрытыми от чужого глаза, позорными болезнями, пробирками, лабораторными препаратами, воспаленными миндалинами, мокротой, эктоплазмой, унылым предвечерьем, приступом меланхолии, войной инкуба и суккуба, бесплодием, анемией, мнительностью, пораженческим настроением, запором, антитоксинами, дурацкими романами, грыжей, менингитом, замшелыми законами, кабинетной волокитой, жизнью пролетариев, мерзкими лавчонками»
На Крите:«Два немца, прибывших одним со мной рейсом, обсуждали лекцию о Вагнере, которую должны были читать этим вечером; похоже, им даже не хватало ума сообразить, что они прибыли со своей музыкальной отравой на родину Венизелоса.»
Пожалуй, сейчас Миллер мог бы позволить себе быть успешным блоггером.
«Мы превратились в духовных кочевников; все, что связано с душой, выброшено за ненадобностью, носится ветром, как мусор.»
Финал прекрасен и стоит того чтобы книгу прочитать.

24. Владимир Крючков. Формула стратегии.
Идея книги — взять китайские стратагемы и приложить их к управлению бизнесом,
Без разбора в виде кучи примеров это использовать думаю не получится.

25. Терри Иглтон. Почему Маркс был прав
Автор выбрал интересный формат — брать расхожие мнения о марксизме и опровергать их.
Пока читаешь — ощутимо левеешь. Я не дочитал. Следовательно не полевел окончательно.
Ну так вот пример высказывания:  «Современные капиталистические нации возникли как продукт истории рабства, геноцида, насилия и угнетения, и каждый их элемент не менее отвратителен, чем история маоистского Китая или сталинистского Советского Союза”
Отличная мысль: «Если вы хотите узнать, что люди реально думают, следите за тем, что они делают, а не за тем, о чем они говорят».

26. Василь Быков. Болото.
Это лейтенантская проза?… Да, болото. Бессмысленная миссия и печальный провал.
Читал, было противно, закрыл книгу с чувством безысходности. Дата написания — 2001 год.
Да, конечно, реально воевавший человек имеет право написать о войне так как он хочет, но тут — ни к кому не испытываешь симпатии.

27. Sam Harris. Lying
Книга о социальной и неврологической природе лжи. По оценкам исследователей от 10% до 40% коммуникаций содержат ложь.
Однако по мысли автора нужно искоренять все виды лжи, в том числе лживые комплименты, ложь больному о его состоянии и проч. Потому что ложь раскрытая в итоге разъедает общество и общественные отношения. Ложь это отказ от сотрудничества.
А ведь есть и примеры войн начинавшихся на лживых основаниях (автор в том числе помянул ОМП в Ираке).

28. Анатолий Вассерман. Нурали Латыпов. 4.51 статагема для Путина
Я где-то слышал, что Вассерман — один из спичрайтеров Путина. Не удивлюсь если это так.
Цитата :: Сенатор Трумэн в 1941-м, узнав о германском нападении на нашу страну, сказал: «Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, нам следует помогать России, если будет выигрывать Россия, нам следует помогать Германии, и пусть они как можно больше убивают друг друга, хотя мне не хочется ни при каких условиях видеть Гитлера в победителях»
То что обычно цитируют как-то наоборот :: Бисмарк сказал: «Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут – не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть».
Вообще стратегическая цель любого государства – увеличить степень зависимости других от него и уменьшить степень его зависимости от других. Когда к этой цели стремятся все – возможно достичь взаимовыгодного равновесия
О румынской армии ::«В 1916-м российский генштаб говорил о Румынии: «Нам она будет стоить 20 дивизий, на чьей стороне ни вступит в войну. Если на вражеской – чтобы её разгромить, если на нашей – чтобы её защитить»
Россия сосредотачивается ::«Горчакова спросили, сердится ли Россия на условия Парижского мира 1856-го года (когда Россия, проигравшая Крымскую войну, лишилась права держать на Чёрном море флот). Ответ одноклассника Пушкина вошёл в историю: «Россия не сердится. Россия сосредоточивается»
Обнадеживающий образ ::«По счастью, человеческая мысль не перестаёт работать. Задолго до исчерпания каждой ступеньки уже успевают вырасти следующие. Кривая прогресса в целом, огибающая все эти ступени, растёт непрерывно. Надо только вовремя строить всё новые ступени, чтобы вовремя перепрыгивать на них со старых.»
О сменяемости власти ::«Черчилль сказал: политический деятель думает о следующих выборах, государственный – о следующих поколениях. Частота выборов в большинстве стран, пока ещё именующих себя развитыми, способствует накоплению там политических деятелей в таком количестве, что для государственных почти не остаётся места»
О глобализации :: «не зря англичане шутят: самый распространённый в мире язык – ломаный английский»

29. Владимир Санин. Наедине с большой медведицей.
Легкая сатира в духе фильма 3 + 2.
«Пока жены восхищались друг перед другом своим великодушием, мы с Николаем пришли к выводу, что те двадцать минут, когда мы были наказаны (т.е. лишены общества жен), едва ли не лучшие в нашей супружеской жизни»
Почему-то вспомнил наш поход на реку Песь в 1991 году и одного дядю который все время спал в палатке. Папа объяснил мне, что он много работал в городе и очень устал. А сейчас я, грешным делом, думаю, что он хорошенько прикладывался к заветной бутылочке.

30. Filipp K. Dick. Variable man
Рассказ о человеке из прошлого, который может повлиять на ситуацию в будущем. Интересная тема — машины, которые могут предсказывать будущее конфликта на основе различных многочисленных доказательств. Суть этой истории заключается в появлении новой переменной, не поддающейся учету — того самого человека из прошлого.
Части оформленные как “боевик” на мой взгляд совершенно бестолковы и невнятны.
В целом похоже на рекламу Deep Learning, только написано тогда когда и термина такого не придумали.

31. Борис Минаев. Детство Левы.
Смешно и трогательно. Нет, правда такой светлой наивности как у Драгунского, но местами очень зачетно.
Блестяще: «Асфальт», не мог не вспомнить наши дворовые игры и «отводись, потом катись», мечты о штабах, блиндажах. Вылезание через окно на козырек подъезда, чтобы потом с него спрыгнуть.

32. Filipp Dick. The Hanging Stranger
Кажется что это типично наркоманский параноидальный текст.

33. Урсула Ле Гуин. Обездоленный.
С большим уважением к идее коммунизма. И без прикрас.
Ле Гуин любит описать человека в состоянии отчаяния, изгоя, оторванного от общества.
При этом “свет разных солнц бывает разным, но тьма – только одна»

34. Юлия Гиппенейтер. Договориться с ребенком — как?
Повторное прочтение. Ребенок растет и договариваться с ним требуется все чаще и чаще.

35. Джулиан Барнс. Англия, Англия.
Перечитывая.
Копия важеее оригинала. Барнс замечательно препарировал способы воздействия на общество.
Но на мой взгляд быстро понял, что слишком полюбил своих героев и поспешил смешать их с говном.

36. Лермонтов. Герой нашего времени

37. Дмитрий Коткин.  Жесткие переговоры (ЖП)
Пока не дочитал. Да и актуальность пока не столь определенна.

38. Захар Прилепин. Книгочёт.
Прилепин — мастер кристально ясных парадоксов.
«Русский – не иврит. Он в неволе не живет. Русские эмигранты уже к третьему поколению забывают родную речь.»
Мне нравится почти все, что он излагает, есть впечатление, что я понимаю — о чем он. Социальная близость? Интеллигент с маузером в кармане?
И чисто по-человечески — радует, что с уважением относится к тем, кого недолюбливает.
Отсюда набрал книг на полгода чтения минимум.

39. Сергей Шаргунов. Ура!
Прочитал скорее из уважения к Прилепину. Ничего особенно для себя не вытащил.
А оказывается Шаргунов уже депутат Госдумы.

40. Александр Кузнецов-Тулянин. Язычник.
Жизнь на Кунашире как возвращение к первобытному состоянию. Очень густая проза и не верится что это наша современность.
Волшебная география: “Человек присасывается к морю, словно младенец к матери. Поселившись однажды на морском берегу, он исподволь утрачивает в себе прежние ощущения венца творения, утрачивает призрачную самостоятельность и начинает чувствовать себя так же, как, наверное, тюлени и нерпы”
«На острове — границы подтаяли, и душа человека вытекла наружу, в мир, и мир втек в человека, который мог отныне делать, что хотел: мог посмеяться, мог напиться и поплакать или подраться-набить-получить в морду; и он знал, что все заодно с ним — или против него, но все равно с ним, никто не останется в стороне, за стеной; его поддержат, с ним порадуются и его осудят, обматерят, но и осудят как своего, прошушукают как о своем.”
«Бывали эпохи, когда такие маленькие морские поселения спасали огромную страну. Без хлеба и мяса, она годами сидела на селедке, и весь мир дивился, что голодная страна оставалась жива и воинственна”

41. Михаил Тарковский. Гостиница Океан.
Все это действительно океан социума, в котором барахтаются, скользят, погружаются, всплывают брюхом вверх, безумствуют малые и большие рыбы.
Шершавый как оберточная бумага текст:
«Он пришел в номер и не раздеваясь лег на кровать, с чувством раздирающей потери думая о краткости жизни и о том, что никогда уже не будет жить здесь“
«все больше и больше наполнялся пустотой каждой потери и выносился куда-то вверх, в совсем уже заоблачную режь, где нет ни ушедших лет, ни жалости к себе, а есть лишь великая и горькая ширь жизни”

42. Константин Воробьев. Это мы, Господи!
Это ох!

43. Олег Ермаков. Зима в Афганистане.
Чего-то в его рассказах не хватает. Я понимаю, конечно, что это художественный прием, но без финала чувствуется недосказанность. Да мы видим фрагменты жизни, но все же хотелось бы понять — почему автор навел рамку именно на этот фрагмент.

44. Джеймс Крюс. Мой прадедушка, герои и я.
Я очень любил эту книгу в детстве. Серой осенью 1994 года я ездил в Институт Семашко и тренировал глаза чтением книг в очках с разными линзами. Уютный полумрак по углам, яркая лампа, песочные часы (каждые 3-5 минут надо было менять очки) и волшебный мир этой книги. Да! Я еще я грыз сухари из бородинского хлеба. Тогда это было лакомство. Чередование бытовых моментов жителей славного Гельгогланда и историй о героях, часто изложенных в форме стихов запомнились мне на всю жизнь. И по мере того как я перехожу от возраста одного героя — Малого, к возрасту героя Старого, я прочту эту книгу еще и еще раз. По-другому. Вот, например, в этот раз обратил особое внимание на сказку про Окна Овертона.
Думаю, что это одна из лучших книг для юношества.

45. Джеймс Баллард. Высотка.
Противно. Анекдот растянутый в повесть с картонными персонажами.

46. А.Х. Вопилкин. Без истории нет будущего.
Наш директор все таки большой молодец, хороший рассказчик и настоящий Остап Бендер.
Действительно, жизнь обычного человека обычно не представляет большого интереса для общественности. Однако же срез с плоти истории отдельно взятой страны и ее окружения очень даже возможен.
Что показалось интересным — насколько больше у людей было времени, это при отсутствии большого числа гаджетов, призванных сейчас это время экономить.
Отдельная поучительная история с поиском бракованных задвижек для главного циркуляционного трубопровода АЭС с реактором ВВЭР-440, которые предприимчивый сварщик для скорости варил, закладывая в корень шва лом. Было опасение что задвижки пошли на экспорт и поэтом в Чехословакию, ГДР, Болгарию были снаряжены зондеркоманды для выявления брака.

47. Таинственная история Билли Миллигана
Что-то не верится мне в эту таинственную историю. Совсем.
Тоже пожалел о потраченном времени.

48. Александр Проханов. Сон о Кабуле
Проханов большой мистик и мистификатор. Сакрализация Советской имперской истории — конек с которого слезать он вовсе не намерен. Строго говоря все книги что я читал об одном и написаны одинаково. К четвертому роману уже надоедает. Сплошные бабочки, экстрасенсы, курчавые лобки…

49. Василий Голованов. Остров. Апология бессмысленных путешествий. 
В конце года возврат к северам. Начало с Писахова и закончил Головановым. На этот раз про Колгуев, по сравнению с которым Соловки — Крым.  Проза пронзительно самокопательная и безнадегопитательная. Тоска по кочевью и куску сырого мяса. По словам Прилепина было на ура воспринято во Франции. Ну не знаю…
Север таинственен, прекрасен, но иногда и убог.
«Я остановился и спросил, прилетают ли скворцы в эти края.
– Нет, никогда не прилетают, – спокойно ответил он и, сунув в карман молоток, пошел к дому, не желая продолжать никчемный разговор»
Отдельной жемчужиной стоит признать заключительное эссе о сидах. Тонко подмечена печаль человека нового времени о «горизонтальном» мире и близости волшебства.

50. Станислав Лем. Следствие
Холодные тексты у Лема, мозговые, но вместе с тем показывающие ограниченность возможностей мозга.
Это очень цепляет технарей, по наблюдению Д. Быкова.
Лем — мастерски создает холодную атмосферу жизни профессионалов. Следствие заходит в тупик и, полагаю, это один из самых необычных когда либо написанных детективов.

В этом году были  главные темы — Балтика, севера и подводники.
Не дочитанных книг: 7
Так или иначе связано с США: 12
Так или иначе связано с СССР: 27

 

Реклама