Обзор на книгу Конрада Лоренца «Агрессия»

Десяток лет спустя после того как было рекомендовано, добрался до этой книги
Книга касается в первую очередь внутривидовой агрессии — предмете изучения автора.

Сам Лоренц — австриец, попавший в переплет во время второй мировой войны (в том числе вступил в НСДАП) и, вероятно, после этого заинтересовавшийся причинами и видами проявления всевозможной агрессии. Его точка зрения, которую он многословно и лирично отстаивает то, что агрессия это важный эволюционный навык.

Самое пожалуй главное — пугающая аналогия человечества с сообществами крыс бескомпромиссно воюющим на острове.

Просто это красиво :: «Кораллы — как и цивилизации — растут обычно на скелетах своих предшественников.»

Смещенное действие :: «В науке это называется смещенным действием а в обиходном языке — жестом смущения. Все курильщики, кого я знаю, в случае внутреннего конфликта делают одно и то же: лезут в карман и закуривают свою трубку или сигарету»  — ага, а теперь хватаются за телефон

Зачем нужны ритуалы :: «…сущность ритуала как носителя независимых мотивирующих факторов ведет к тому, что он перерастает свою первоначальную функцию коммуникации и приобретает способность выполнять две новые, столь же важные задачи; а именно — сдерживание агрессии и формирование связей между особями одного и того же вида.»

Похвала ритуалу, как сдерживателю агрессии :: «Так не будем же глумиться над рабом привычки, сидящим в человеке, который возбудил в нем привязанность к ритуалу и заставляет держаться за этот ритуал с упорством, достойным, казалось бы, лучшего применения. Мало вещей более достойных”

Интересное наблюдение о детях в иноязычной среде :: «Каждый университетский преподаватель, имевший детей и работавший в разных частях страны, мог наблюдать, с какой невероятной быстротой ребенок усваивает местный диалект, чтобы школьные товарищи не отвергли его. Однако дома родной диалект сохраняется. Характерно, что такого ребенка очень трудно побудить заговорить на чужом языке (выученном в школе) в домашнем кругу, разве что попросить его прочесть наизусть стихи. Я подозреваю, что негласная принадлежность к какой-то другой группе, кроме семьи, ощущается маленькими детьми как предательство»

А вот это было бы интересно изобразить в виде карикатуры :: «Джулиан Хаксли использовал красивое и меткое сравнение …: человек или животное — это корабль, которым командует множество капитанов. У человека все эти командиры могут находиться на капитанском мостике одновременно, и каждый волен высказывать свое мнение; иногда они приходят к ра­зумному компромиссу, который предлагает лучшее решение проблемы, нежели единичное мнение умнейшего из них; но иногда им не удается прийти к соглашению, и тогда корабль остается без всякого разумного руководства. У животных, напротив, капитаны придерживаются уговора, что в любой момент лишь один из них имеет право быть на мостике, так что каждый должен уходить, как только наверх поднялся другой”. Эта модель хорошо показана в мультфильме “Головоломка”.

Об общественных животных :: «Йеркс справедливо заметил: «Один шимпанзе — вообще не шимпанзе».»

О смехе :: «Наш человеческий смех, вероятно, тоже в своей первоначальной форме был церемонией умиротворения или приветствия”


Интересно рассуждение о паре любовь-ненависть, в которой на уровне нейронных связей и на поведенческом уровне всё здорово перемешано. И фраза “Так тебя люблю, что съесть хочется” дает хороший пример. Я, помнится, не раз кусал Аришу за ногу, от ощущения любви.

«Личные узы, персональную дружбу мы находим только у животных с высокоразвитой внутривидовой агрессией, причем эти узы тем прочнее, чем агрессивнее соответствующий вид.”  

Интересен анализ причин, которые мешают человеку согласиться с правомерностью применения моделей животного поведения к человеку:

  1. Отказ от истории происхождения из-за близости к шимпанзе
  2. Неприятие того что наше поведение может подчиняться законам естественной причинности
  3. Главенство идеализма (мир человека) над материализмом (мир вещей)

Интересен также мысленный эксперимент с наблюдателем инопланетянином, который с Марса наблюдает за человечеством в подзорную трубу и делает вывод о неразумности нашего вида на основании результатов борьбы народов.



Важное наблюдение, которое стоило бы запомнить :: «связующее звено между животными и подлинно человечными людьми, которое долго ищут и никак не могут найти, — это мы!”

Гимн человеку: “Один сентиментальный мизантроп изрек часто повторяемый афоризм: «Познав людей, я полюбил зверей». Я утверждаю обратное: кто по-настоящему знает животных, в том числе высших и наиболее родственных нам, и притом имеет хоть какое-то понятие об истории развития животного мира, только тот может по достоинству оценить уникальность человека.»

Все мы психопаты :: «Мы все страдаем от необходимости подавлять свои побуждения; одни больше, другие меньше — по причине очень разной врожденной склонности к социальному поведению. По доброму, старому психиатрическому определению, психопат — это человек, который либо страдает от требований, предъявляемых ему обществом, либо заставляет страдать само общество. Так что, в определенном смысле, все мы психопаты»


Ну и собственно квинтэссенция опасений автора: “Легко себе представить, что произошло бы, если бы игра природы одарила какого-нибудь голубя вороньим клювом. Положение такого выродка, наверно, было бы совершенно аналогично положению человека, который только что обнаружил возможность использовать острый камень в качестве оружия. Поневоле содрогнешься при мысли о существе, возбудимом, как шимпанзе, с такими же внезапными вспышками ярости — и с камнем, зажатым в руке.”  Беда человека как раз в том, что он не хищник, а у хищников очень неплохо тормозится агрессия по отношению к сородичам.


Как манипулируют агрессией демагоги — создавая раздражающие ситуации:

  • Нужен враг или его муляж
  • Фигура вождя «без которой, как известно, не могут обойтись даже самые антифашистски настроенные демагоги»
  • Быстрое расширение вовлеченных индивидов

Автор доказывает, что органически уничтожив агрессию, мы устраним из человека в том числе и его человеческие черты, такие как честолюбие, дружбу и юмор. Идея, которую развивал и столь любимый мной Станислав Лем в “Возвращении со звёзд”.


В результате остается лишь надежда на эволюцию и морали тоже, как индивидуальной так и общественной.

В том числе помнить встроенном в нас  эмоциональном чувстве ценности :: «Если мы уберем из нашего жизненного опыта эмоциональное чувство ценности — скажем, ценности различных ступеней эволюции, — если для нас не будут представлять никакой ценности человек, человеческая жизнь и человечество в целом, то самый безукоризненный аппарат нашего интеллекта останется мертвой машиной без мотора”


Какие пути к уменьшению деструктивных последствий агрессии обрисовывает Лоренц еще шестьдесят лет назад:

  • Сублимация, в том числе международный спорт
  • Увеличение числа личных контактов и числа групп, к котороым относит себя индивид, не ограничиваясь национальной принадлежностью
  • Наука и искусство (но лишенные политического контекста)
  • Совместный смех

Удается или нет совладать с агрессией в современном обществе судить не мне.  Но отмечу лишь с что все четыре пункта выше достаточно непротиворечиво вписываются в наше атомизированное цифровое общество. А проявления агрессии зачастую остаются также в виде последовательностей байтов, которые в малой степени угрожают жизни и здоровью людей.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: